Текущее время: 25 июн 2018, 21:11

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Авлабар
СообщениеДобавлено: 03 апр 2017, 01:37 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 июн 2010, 23:54
Сообщения: 288
Откуда: Санкт-Петербург
Течет Кура и Авлабар
Шумит негромкою молвой,
В дукане чайно-винный жар
И разговор идет такой:

О Тамрико, мои друзья.
Красавицу, Вахтанга дочь,
Звиад сосватал, что в князьях,
И в жены взять её не прочь.

Один лишь у людей вопрос:
Жених богат, в том нет беды.
Звиад за сто уж перерос!
Года - вину, не для воды.

По жилам жениха течёт
Вода прозрачней, чем в Куре.
И как в болоте заживет
Тако - соперница луне?

Тако - не рыба в чешуе -
И не русалка меж камней.
Звиад глухой, а на спине,
Как шепчут, горб есть небольшой.

Живёт молвою Авлабар,
Несет Кура рассказы гор.
Тифлис цветет, господний дар -
Бескрайний высится простор.

Весна раскинула в садах
Цветов бессменный хоровод.
Домов, базаров, что ковров,
И царский Нарикалы свод.

Все дышит и шумит весной,
Все славит Картли чудный вид.
И как же хочется, порой,
Читать хвалебных мне молитв.

За доброту и чистоту,
За силу гор, простор равнин.
Храни, Господь, здесь красоту
Людей, хлебов, стихов и вин.


***
Жил в Авлабаре у Куры
Скорняк по имени Вахтанг.
Был дом, но не было жены -
Ушла, жизнь дочери отдав.

Судьба Вахтанга скорняка
Бедна, как хвост у ишака.
И все богатство у него -
Тако - красавица-звезда.

Тако - беспечна, весела,
Как ласточка весенним днем.
Без ласки матери росла,
Но счастливо жила с отцом.

Была Тако цветком в саду
Тифлисской розой среди гор
И расцветала наяву
И, вот, вершится приговор:

Когда глаза ее светлы,
И стан, что гибкая лоза,
И чувства юные чисты
И взгляд - туманная слеза

Кто не заметит красоту,
Что над глазами проплывет?
Кто сможет упустить звезду,
Что затмевает небосвод?

Богат ты, беден, стар иль млад,
Запретом чувства не спасти.
И в дом Вахтанга-скорняка
Сватам и свахам несть пути.

Где Тамрико чуть свет встает,
Огонь разводит, хлеб печет,
Отца накормит, соберет
И песни о весне поёт.

У этих песен чудный дар -
В сердцах рождать любви огонь.
Звенит весною Авлабар,
И слышат в песнях все любовь.


Свет песен этих пробудил
Томаза светлые мечты.
Как будто ветер в обронил
В ладони персика цветы.

Он юн и статен, в нем живут
Стихи и песни гор и рек.
И Сакартвело песен круг
В душе и сердце он сберег.

И в сердце вспыхнул жар любви.
Томаз на чистый звук идёт,
Как будто растеклись ручьи
Кто жаждет – пусть источник пьет!

Томаз спускается к Куре,
Вот дом и сад, где песнь живёт
Как соловей спешит к заре,
И он в саду украдкой ждёт.

Когда прекрасная Тако
Покажет свой чудесный лик.
Томазу страшно и легко -
Он знает, что свершится миг.

И встретит здесь свою любовь
Средь персиков, весенних роз.
Дверь скрипнула, играет кровь,
И -Тамрико - но полна слез.

Томаз к ней руки протянул
Тако, в испуге сторонясь,
Вдруг оступилась, он шагнул
И подхватил Тако, молясь:

«Прошу богов я уберечь
От горя юность Тамрико.
Не бойся за случайность встреч,
Не прогони меня, Тако».

«Но кто ты? Что забыл в саду?
И почему меня ты ждал?»
«Тебя обидеть не смогу,
Я лишь любви твоей искал.

Твои глаза ночи темней,
Уста - кораллы. Легкий стан.
Твой голос, словно соловей,
Я без любви твоей устал».

«Любви!? Не говори мне так,
Мне горько слышать речь твою.
Вачнадзе князь меня взять рад,
Ни слова не сказав люблю.

Отцу противиться нет сил.
В долгах наш дом и этот сад,
Долги отца Звиад купил
И за меня отдать их рад.

Иначе сад и этот дом
Погибнут в алчности легко.
Отец ответил: «Есть закон -
Судьбу свою решит Тако.

А честь семьи я защитить
Сумею по законам гор.
Погибнет тот, кто приступить
Святой посмеет уговор».

«Отец мой болен,
У него не хватит сил меня спасти.
И я решила, у меня
Иного нет сейчас пути.

Звиада сватовство приму,
Чтоб отвести судьбы удар
Женою стану я ему,
Пусть не осудит Авлабар».

«Нет, моя милая Тако,
Сумею я тебя спасти.
В подлунном мире нет того,
Кто станет на твоем пути».

Томаз не отпустил руки.
Тако в глаза его глядит.
И мир взорвался от любви,
Он только им принадлежит.

«Прошу Тако, любовь моя,
К отцу сейчас с тобой пойдем,
О чувствах скажем, не таясь,
И нас благословит пусть он».

Старик Вахтанг за столько лет
Мог позабыть про свет любви,
Но видит, ангелы спешат
К нему с мольбой: благослови!

И, словно свыше, благодать
Коснулась сердца старика,
Он вспомнил, как он мог мечтать
И счастлив был скорняк тогда.

Томаз сказал: «Прошу, отец,
Я Тамрико твоей руки
Она - любви моей венец -
Вахтанг, ты нас благослови!»

«Отец , - шептала Тамрико, -
В любви есть счастье только с ним,
Душе не страшно и легко
И мир, вдруг, сделался другим!»

Вахтанг вздохнул, и вышний свет
В его душе добром сиял.
Прошу вас, дети, вот ответ -
Благословление свое дал:

«И пусть любовь хранит ваш путь
От юных дней до склона лет.
И, чтоб без устали шагать
Всегда могли без жизни бед.

И пусть не встанет на пути
Ложь, зависть, подлость у любви.
И, раз вдвоем вам век идти -
Идите, вас Господь храни!

А князю будет мой ответ:
За старым мужем - жить впотьмах.
Но не померкнет белый свет -
Не будет Тамрико в цепях».

«Вахтанг, постой, хочу сказать, -
Томаз отца остановил, -
Кето ты знаешь? Мне, как мать,
И я воспитан ею был.

Уловки женские с лихвой
Она узнала наизусть.
И полон Авлабар молвой
И славой о Кето - клянусь!

Она сумеет нам, помочь.
Пойдем ее теперь просить.
Ей тайны - свет. Иным же - ночь.
Кето сумеет победить!»

Заботы дня спешат в закат,
Чуть вечер – Авлабар бурлит:
Дуканы, бани, аромат -
Базарный дух тебя пленит.

Шум, гомон, дел торговых счет,
И песнь, рожденная вином,
И споры – вечеру почет
Он царствует над прошлым днем.

И в этой толчее цветной
Народов, языков, молитв -
Два ангела любви тропой
Идут, готовые для битв.

Среди домов Тифлиса есть
Один, приметней всех собой.
Резной балкон, цветов не счесть
На витражах нам в день иной.

Ковер раскатан из окна,
На нем вся летопись времен.
И занавесей бахрома
Спасает дом от солнца днем.

Живет здесь славная Кето -
Легенда авлабарских дней.
Княжна, владетельница снов,
И сваха и нет равных ей.

Здесь не стихает шум гостей
В его приветливых стенах.
Есть целый ворох новостей
И угощенье на столах.

И царствует над всем Кето,
Советы важные дает,
А метким словом, если что,
С небес на землю вас вернет.

Дверь отворилась – рой гостей
Выходит: «Славная, Кето,
Расскажешь правду нам честней
Лишь ты и более никто».

«Прощайте, слушайте совет,
Вам следует его принять.
А кто не слушает Кето,
Тот будет на себя пенять!»

Уходят гости во дворы
В жизнь, тайны Авлабара - прочь.
И вечер лодкою Куры
Плывет встречать луну и ночь

Влюбленные: Томаз спешит
С ним Тамрико - рука в руке.
Своей молитвою души
Она мольбу несет луне:

«Ты в небесах, ты так бледна,
Одна, красавица луна.
Ты холодна, ты далека.
Печаль так тяжела
Но только верю я душе
И сердцу своему.
И верю я себе.
Ты защити, прошу луна.
И ты не вправе осуждать
Меня красавица луна
И ты не вправе предавать.
Но, если чар нет у тебя
Мне дать защиту твоих сил,
Тебя не буду осуждать.
Найду тот новый мир,
Где защитить себя смогу
Что делаю для нас,
Для блага только совершу.
Все для любви, сейчас.
И ты не вправе осуждать
Меня красавица луна
И ты не вправе предавать».

Луна молчит, а свет ее
Бежит дорожкой прямо в дом.
И свет, разбившись о крыльцо,
Шлет ангелов любви к Кето.

«Что за судьба стучится в дом?
И кто пришел, Томаз – мой свет!
И где ты ангела нашел,
Что в Авлабаре краше нет?

«О, моя тётушка Кето!
К тебе спешим с одной мольбой:
Мы влюблены – я и Тако -
И стали с ней одной душой.

Но злой судьбой, что горько так
Шутить умеет над людьми,
Вдруг, решено разлуки мрак
Нам подарить. Где свет найти?»

«Что говоришь ты, мальчик мой,
Прошу, скорей войдите в дом.
И мне поведай всей душой
Какой разлукой ты смущен?»

Объятия теплого огня
Камина старого в углу
Стаканчик доброго вина
Чай и пирог всегда к столу.

Кето внимательно молчит
И слушает рассказ детей.
И в голове ее звучит
План из затейливых идей.

Стаканчик выпив, достаёт
Изящный трубочный прибор.
Из тонкой трубки дым плывет
Загадкой хитрой Картли гор.

«Ах, так вот, старый вол Звиад, -
Кето смеется, - бес в ребро.
Хомут тебя к земле все гнёт,
А ты к орлам полез в гнездо!

Ну, нет! С тобой мой разговор -
Сильней, чем кнут у пастуха.
И в Авлабаре до сих пор
Хитрей не знали сватовства!

О, мой Томаз, моя Тако!
О, мои ангелы небес!
Не будь я тетушка Кето!
Вам не помеха старый бес!

Его сумею обвести
Я вокруг пальца сотню раз.
Тако, мой ангел, не грусти,
Твой муж – красавец мой Томаз!

Теперь же Тамрико свою,
Что краше лун средь звезд в ночи,
Вручи отцу. Что сотворю -
Доверьтесь – к счастью дам ключи!»

***
Селится вечер, Нарикала
Хранит покой и тишину,
Вот, над Курой луна восстала,
Вздымает звездную волну.

Ночь разлилась и полной властью
Объемлет тишиной Тифлис.
Фонарщик в небе светит к счастью
Звезд разноцветных и зажглись

Дорожки светлячков и искр
По шелку неба полотна
И величава и капризна
Сияет тайною луна.

***

По улочкам базарным тихим
Шагает с колотушкой страж:
«Спокойно всё, скорей усните,
Ничто не потревожит вас».

Ему навстречу отражением
Фонарщик уличный спешит
«Приветствую тебя, Иракли!»
«Тебе привет, Саба, скажи,

Что слышал нынче ты в округе,
Чем в Авлабаре славен день?
И что за новости и слухи
Соткались из дневных затей?»

«Смотри, огонь в дукане светит,
Зайдем к Ладо, к чему бродить?
Там за стаканчиком отметим
Чем будет Авлабар наш жить»

И дружные, согласьем полны,
Идут Иракли и Саба
В дукан, где ароматов волны,
Кувшины полные вина.

Ладо друзей тепло встречает,
И угощает от души,
Вина кувшином наливает,
И новость рассказать спешит.

«Я слышал, свахою Кэто
К Звиаду старому ходила».
«Кэто к Звиаду? От кого?»
«Вахтанга дочь ему сулила!»

«Вахтанга? Он держал лабаз?
Хромую Цицино из старших?
Такая будет в самый раз
Тому, кто словно сад уставший».

«Да нет, не ту. Вахтанга дочь -
Тако, красавицу, певунью».
«Что!? Тамрико? Святая ночь!
Звиад не дружит с головою».

«Вскружила голову Тако
Кривому скопидому князю.
Скупил долги Вахтанга он.
Теперь несчастный в его власти».

«Что жадность делает с людьми?
Лишает совести и чести».
«Скорей ума. Ведь, как ползти
Бобру седому с серной вместе?»

«Ладо, мой друг, подай вина,
Пожалуй, из того кувшина.
В нем старые бурлят года».
«Не то, что кровь у князя в жилах».

«Споем, товарищи мои
О славной Грузии напев.
И счастливы пусть будут дни
У юных Сакартвело дев!»

И затянул Саба мотив,
Что чудный перелив Арагви.
Ладо низами подхватил,
За ними выступил Иракли.

Кари гимгерис нанасав
Згапарс гиамбобс чадари
Зецам алерсит амавсо
Ечвебит наавадари
Сакартвело Ламазо
Схва Сакартвело
Сад арис
Сад арис Сакартвело Ламазо
Схва Сакартвело
Сад арис

споет колыбельную,
укрывшись крылом, ветер гор
мне сказку расскажет чинар,
и с ласковой ивой начну разговор

Сакартвело, ты в красе!
Где найти твой прежний свет?
Сакартвело - Грузия
Потерял тебя иль нет?
Сакартвело, красотой
Славен много долгих лет
Сакартвело - Грузия
Прежнюю найду иль нет?

вокруг поля Картли лежат,
широких хребтов горных бег,
в лесах к чистым рекам спешат
олени, встречая твой ясный рассвет.

Сакартвело, ты в красе!
Ты ль стана былых легенд?
Сакартвело - Грузия
Потерял тебя иль нет?
Сакартвело, красотой
Славен много долгих лет
Сакартвело - Грузия
Будешь прежней или нет?

Сакартвело Ламазо
Схва Сакартвело
Сад арис
Сад арис Сакартвело Ламазо
Схва Сакартвело
Сад арис

***

Заплакал сад росой приветной
И, растекаясь по краям
Нагорий синих, луч рассветный
Весенний праздник дарит нам.

С веселой разноцветной шуткой
Воскресного гуляки-дня
Базарный день, приметно-шумный,
Проснулся и зовет меня

Скорей покинуть сон, и окна
Навстречу утру распахнуть.
И дух кофейный встречей новой
С проделками теперь вдохнуть.

Шумит под окнами таверны
Гостей торговых хоровод.
Повозки, гомон, разговоры -
Так Авлабар собой живет.

Открыты лавки, зазывалы
Кричат товаров на латках.
Дымят призывные дуканы,
Цирюльни, службы шум в церквях.

Но что там? Чудная пролетка -
Приличествующий фаэтон.
На козлах управляет ловко
Парадный кучер, важен он.

Пролетка к дому подкатила
Знакомой нам теперь Кето.
Возница, выгнув спину льстиво,
Открыл Звиаду дверь «ландо».

Хозяину подставил руку,
Помог сойти, бежит стучать:
«Кето, к тебе удачным утром
Вачнадзе князь, спеши встречать!».

«Пусть ждет, - кричит Кето в окошко,
Смеясь, ответ свой гостю шлёт.-
Я не твоя ручная кошка»,-
Шепнув себе, встречать идёт.

Звиад Вачнадзе, богатея,
И, приумножив сотню раз
Свое добро, теперь седея,
Увидел свет над тенью глаз.

Весенним утром с цветом вишен,
Вдыхая кофе аромат,
Он краем уха, вдруг, услышал,
Что слуги в доме говорят.

Живет, мол, в Авлабаре ангел,
У скорняка – красотка-дочь.
Хоть был Вахтанг работой славен,
Но бедности не мог помочь.

И все его богатство в мире -
Дочь Тамрико и нет ценней.
И, как цветок в саду, взрослея,
Раскрылась красотой своей.

И, вот, пора её настала.
Сватов стал засылать Тифлис.
И лишь о муже не мечтала
Тако, таков ее каприз.

Торговцы и князья, кто властны -
Желали Тамрико руки.
Но сватовства тогда напрасны,
Когда есть всё, но нет любви.

Шептали, что сам Романовский
Штабс-офицеров отправлял.
Как будто бы племянник крестный
Тако любовью покорял.

Но до сих пор не смог никто,
Кто был влюблен и сладострастен.
Руки добиться Тамрико.
Над сердцем только ангел властен.

«Такой бриллиант, а не в копилке
Сокровищ собранных моих,-
Звиад решил,- фундамент зыбкий
Богатствам, если нет таких!

Но, раз строптивую девицу
В себя влюбить я не смогу,
Отца пусть власти покорится,
А я деньгами «помогу».

Разведав должно все в округе,
Звиаду слуги весть несут:
Долги у скорняка в заслуге,
А недоимки всё растут.

Тогда Звиад распорядился
За полцены долги скупить.
И с купчими гонец явился
К Вахтангу Тамрико добыть.

«Мой князь великим снисхожденьем
К тебе, скорняк, посланье шлёт.
И ты обязан с уважением
Принять оказанный почет.

Ты в дом его готовь девицу,
Что словно роза средь камней.
Она, теперь, ему сгодится
Украсить жизнь и серость дней.

И будь послушен воле князя.
Хозяин он твоей судьбы.
Долги твои жизнь не украсят.
Дочь не отдашь - в тюрьме сиди».

Вахтанг, послушав предложенье,
Гонцу ответил: «Иди прочь!
Пусть примет Тамрико решенье.
Лишь ей решать, что день, что ночь».

Гонец спешит с ответом к князю,
Не знает, как и рассказать.
Словесной растекаясь вязью,
Плетей пытаясь избежать,

Изрек: «Вахтанг отдаст девицу
Лишь по согласию её.
Долгов, тюрьмы он не боится…
И у него еще - ружьё!».

«Ружьё! – Звиад сапог снимает -
Ружьё, я дам тебе ружьё!
Где вас болванов набирают?
И поручение моё

Не смог простого ты исполнить.-
Сапог летит посланцу в лоб.-
Вот будешь ты Звиада помнить!».
Слуга лежит. Стук в дверь. Князь: «Что?».

«Вам, господин, посланье спешно
Доставил нарочный в сей час.
Кето испрашивает чести
Приватный разговор у Вас».

«Кето! Вот это мне награда!
Не буду мешкать и брюзжать.
Коляску живо мне, болваны,
И одеваться! Выезжать!».

И, вот, Тифлисским воскресеньем
Средь толкотни и суеты
Шумит пролётка, должным рвеньем
Возница правит в дом вдовы.

Кето – теперь вдова, богата,
Дом крепкий с множеством углов,
Красавицей слыла когда-то,
И повидала женихов.

Была капризна, своенравна,
Но и сердечностью добра.
Прожили с мужем годы славно.
Но умер муж. Кето – одна.

Как прежде статна, величава,
И к юной красоте её
Года добавили и славы
И то, что в женщине так ждём!

«Я, князь, приветствую тебя!
Ко мне ты прибыл не напрасно».
Звиад, по лестнице скрипя,
Рука в руке с Кето поднялся.

«Привет тебе, молва в Тифлисе
О чудесах Кето поёт!
И от Гурджаани к Кутаиси
Известней свахи кто найдёт?!».

«Вай, милый князь, такие речи
Из уст твоих – чистейший мёд».
Звиад Кето обнял за плечи:
«Ох, что за женщина плывёт!

Какая стать, осанка, речи.
Она умна и… горяча!-
И страсть взбрыкнула вдруг под вечер,-
Гори моей любви свеча!».

«Любезный князь, - убравши руку,
Что к талии скользнула, вдруг,
Кето сказала,- твою муку
Я знаю, о мой пылкий друг.

Присядь, подам я саперави -
Душа Кахетии и вин -
И выпьем, чтобы в Авлабаре
С удачей князь Вачнадзе был!

Чтоб дом его был полной чашей,
И в сундуках не моль жила.
И, чтоб хозяйкой, что нет краше
Тако красавица была!».

«Тако? А это кто? А, боже,
Тебя увидел - все забыл.
Ну, говори скорее, что же
Мне делать, чтоб я мужем был?».

«Звиад», - Кето достала трубку.
«Ты куришь! Мило это так.
От женщин, только на минутку,
Я без ума, кто чтит табак!».

Кето, присев от князя дальше,
Продолжила: « Звиад, вот так,
Чтоб не было притворства, фальши,
Ты должен развязать кушак».

«Мне деньги тратить! Неудача!
Вот это чёрная напасть!
Есть в кошеле рублей сто, сдачу
Мне в девяносто можешь дать?»

«Я слышала, что адъютанта
Наместника сваты спешат.
И Тамрико – венцом бриллиантов -
В Санкт-Петербурге дорожат.

А сам светлейший Романовский
Для счастья крестника жалеть
Не будет денег!». «Вот, коварство!
Стаканчик можно мне налить?».

«Послушай, князь, а ты чем хуже?
И не ослицу покупать
В своё теперь ты будешь ложе.
Нет – серну! Молодость и стать!».

«А, Серну? А нельзя ль овечку,
Такую милую бе-бе?».
«Руно не продаю. Крылечко
Вон там!» «Кето, но мне…».

«Я не скорняк, меня не спутал
С Вахтангом случаем никак?».
«Ах, как же бес меня запутал.
Но молода, стройна и брак

Заметным будет в Авлабаре»,
«Да, что там Авлабар, Тифлис,
Сам Петербург тебя прославит,
А там и «Аннушку» дождись!»

«Ох, как же был бы орден кстати.
Вот здесь. И ленточку в петлю».
«В петлицу. Стал ещё бы знатен.
За это выпьем. Я налью».

«Согласен. Что ж, держи в расходы.
Здесь ровно тысяча рублей.
И свадьба памятью на годы,
Чтоб сохранилась средь людей!

И от тебя вестей надежных
Я жду, красавица Кето.
А может, мне сегодня нужно
Совсем забыть о Тамрико?».

Уходит день, а с ним заботы
Ложатся за холмы с зарёй.
Торговлей Авлабар богатый,
Доволен днём и суетой.

Мне со стола смахнули спешно
Прошедший пир, чай подают,
И хачапур горячий нежный
На блюде глиняном несут.

Кувшин с легендой – цинандали.
Сациви, пхали и толма
Чанахи пряный, чакапули
Лаваш – хозяином стола!

Да будет день благословенным,
И небу вознесем хвалу
За жизнь, в краю весной воспетом
В цвету, раскрасившей Куру.

Приятный вечер расцветает
Под золото лучей зари
И Нарикала тихо тает
И ждет рождение луны.

Неслышны птицы,
Замирают торговый гомон, суета.
И всё счастливо отдыхает,
Лишь соловей не спит пока.

И он, любви весенний полный,
В саду Вахтанга песню ткёт,
Где Тамрико, вздыхая томно.
Томаза у окошка ждет.

На полотне медовом неба
Индиго сыплет ангел-ночь,
И гаснет луч последний света,
За горы убегает прочь.

И снова шлепает фонарщик,
По небу звезды разбросав,
Его приветствует Иракли:
«Привет, мой друг, наш час настал.

Тебе ответом зажигаю
Я песнь тифлисских фонарей.
Будь счастлив, я тебе желаю
Быть со своей звездой скорей.

А где ж Саба? Ворчун несносный.
И это ж надо так сказать,
Что вин Кахетии прекрасной
Нам у Ладо не отыскать.

Пойду в дукан, там точно будет
Он с колотушкою своей.
Скорей воришек позабудет
Ночной Тифлис…Ладо, налей…».

Ночь дарит тайны тишиною,
Стремится жаждущим помочь.
И, вот, над славною Курою
Луна встает, лаская ночь.

***

Ночь тишиною дорожила,
Луна святила Авлабар.
Но с края ночи сон разбил нам
Звук кованых спешащих пар.

Истомы тишь домов уснувших,
По краю берега реки,
Сквозь тихий свет луны воздушной,
Нарушил всадник. Догони!

Вот он свернул в проулок узкий,
За лавку пекаря и вниз -
Туда, где сад и дом неброский,
Куда сватов слал весь Тифлис.

Томаз спешит и в сердце пылком
Звучат заветные слова.
Он просит ангелов молитвой
Благие совершить дела.

***
Цидан
исмис ангелозта симгера да галоба
Дроа,
дроа зесац втховот ар могваклос цкалоба
Гза дагвилоце,
Гза дагвилоце,
Веведребит квела цминда салоцавс.
Гза дагвилоце,
Гза дагвилоце,
Веведребит квела цминда салоцавс.


С небес
Песни ангелов слетают прямо к нам в сердца.
Молюсь,
Чтобы смог дорогу я осилить до конца.
Ангелам молюсь,
Святым поклонюсь,
Ниспошлите солнце освятить сердца.
Ангелам молюсь,
Святым поклонюсь,
Ниспошлите солнце освятить сердца

Рассвет
Я молитвой начинаю и благую весть
Зову,
Небесам моих святых молитв не счесть.
Милости спрошу,
Ангелов прошу
Освятить дорогу, свет небес принесть
Милости спрошу,
Ангелов прошу
Мне в дорогу свет небес святых принесть

Цао,
шени моцкалебис калта гадагвапаре,
Мзео
мзео схиви шени мегзурат гагватане.
Гза гагвинате,
Гза гагвинате,
Марад цин гвизродес шени цминда синатле.
Гза гагвинате,
Гза гагвинате,
Марад цин гвизродес шени цминда синатле.

***
Смоль аргамака ночью скрыта,
Лишь отражается луна
В его глазах. Печаль забыта.
Звук клятв: быть вместе навсегда.

«Моя голубка, ликом краше
Всех в мире величавых лун.
Ручей твой голос, что же слаще,
Чем твой волшебный поцелуй?

Твои глаза – востока ночи,
Твои ланиты – цвет маслин,
Твой стан – Арагви стан текучий,
Ты солнца свет, моя ширин!

Я прикоснусь к тебе и, будто,
Вдохну рассвета чистый свет.
В моих объятьях счастье утра,
С тобой лишь день и ночи нет.

Твое дыханье – шелест сада –
Роз чайных сладкий аромат.
Живу тобой и мне награда
Увидеть твой лучистый взгляд.

Мне голос твой – ручья журчанье –
Поет и изгнан соловей,
Себя хвалил и - наказанье.
Хвала лишь красоте твоей.

Семь лун глаз волшебством коснулись,
Украсив светлым серебром,
Губами к счастью прикасаюсь
И не мечтаю об ином».

«Томаз, мой свет, жених названный,
Тебе лишь в верности клянусь!
Пред ликом неба, луной славным,
За нас с тобою помолюсь.

Ты для меня – тюльпан расцветший
Под светом солнечной зари.
Неслышно ангел прикоснулся
Благословением любви.

Твой юный лик – что гор рожденье,
Вмиг покоривший Гюлистан.
А цвет ланит – рассвет небесный.
Уста желанны. Гордый стан.

В глазах – свобода. Речь - псаломы,
Как сладок этих песен мёд,
Ты мне скажи – люблю – и в малом
Душа бальзам от ран найдет.

Я лишь могу с тобой быть рядом,
Принять, как дар, твой поцелуй,
И только слёзы мне награда,
Не скажешь сердцу: не тоскуй,

Ночь позабыть? Глаза вместили
Полнеба – звездный океан –
Они легко так полюбили.
Забыть как аромат реган?

Любовь твоя – что в поле ветер,
Прогнавший утренний туман,
Кто им дышал, забыл о лете –
В душе весна – любви дурман.

Твой приговор несправедливый
Не мне влюбленной осудить.
Ты Картли сын – ты мой любимый –
Героя смела полюбить».

Томаз, вдыхая счастье полно,
Целует руки Тамрико.
Луна в Куры вплетаясь волны,
Благословляет их светло.

И ареол благословения
Соединил сердца в любви.
Томаз, влюбленным откровением,
Поет Тако стихи свои:

«Я преклоняюсь пред тобою,
Твое дыхание пьянит,
Как сладок миг, что дан судьбою.
Как страсть твоя меня манит,

Как ты прекрасна, Тамрико,
Твои объятия мне награда –
И страстью я спасен, Тако.
В любви твоей мне нет преграды,

Касаюсь лишь руки твоей,
Что так божественна чудесна,
Твой поцелуй - мечта всех дней,
Как лучезарен взор прелестный.

Как ты пленительно прекрасна,
Я умирал, но вновь возник
В огне любви бескрайней страстной.
Сорвал цветок я - счастья миг».

Ночь просыпается, далекий
Звучит фонарщика рожок.
Он гасит звезды и с востока -
Рассветной колесницы срок.

Раззолотились горы мёдом,
Под синим холодом снегов.
Капель весенняя восходу
Дарит из музыки любовь.

Томаз и Тамрико, влекомы
Любовной страстью и мечтой,
К подножью гор спешат, чтоб словом
Пред солнцем возвестить любовь.

И клятвой повенчать навеки
Своих судеб и жизней нить.
С лучом зарницы – песней светлой -
Любовь свою с рассветом свить.

И, вот, в лучах рассветной власти
Влюбленные, сердца открыв,
Навстречу солнечному счастью
Идут, на свете все забыв.

***

Пока влюблялись наши дети,
А я вдыхал кофейный дух,
Посмотрим, что Звиад приметил,
Смахнув с ушей перины пух.

«Вот утро, новых дел заботы.
Но что мне прибылью сулит?
Кето! Неладен день в который
Задумал я себя женить!

Где тысяча моя целковых?!
Но, все ж Кето так хороша,
Ах, чёрт, забылся я спросонок -
Тако – она моя душа.

Она – бриллиант в ларце сокровищ -
Что смог собрать я, век трудясь.
Добыть его навряд ли сможешь,
За рубль жадно хоронясь.

Но, думаю, Кето сумеет
Мой дом богатством удивить!
А, что же там случится с ложем?
Ах, да, его теперь делить».

Звиад кричит нести одежды
И кофе срочно подавать.
Лафитничик с ликером – прежде -
С ним славно утро начинать!

Он ждет к себе Кето с визитом.
А с ней и радостную весть,
Для Авлабара будут сшиты
Наряды свадебные здесь.

А все, кто был Вахтангом встречен,
Получат преогромный шиш!
Наш князь Вачнадзе, счастьем мечен,
И ждёт его в любви барыш.

Звиад Вачнадзе нынче весел.
«Коль есть в Тифлисе соловей,
В моей щелкает клетке песен,
Чем зря трезвонить средь ветвей».

В час утра с кофе и ликера
Звиад в качалке и мечтах.
А что Кето? В таверну скоро
Она пришла и вся в делах.

Я встал, приветствовал учтиво,
Кето кивнув, зовет слугу.
Шепнула слово. Горделива.
Присела чинно на тахту.

Вот, скоро и хозяин вышел,
Велит ей кофе подавать.
Присел с Кето, она поближе
К нему и что-то обсуждать.

«Ах, свадьбу, - слышен возглас,-
Славно. Все сделаю, как долг велит».
«Здесь тысяча, держи. О главном
Пусть Авлабар пока молчит».

Хозяин, потирая руки,
Помог Кето с кушетки встать.
Провел к дверям. Пролетки звуки,
Лишь стихли, начал хлопотать.

И, вот, бегут мальчишки споро
По лавкам винным и мясным.
Веселый праздник будет скоро
И мы там с вами погостим.

Тифлисскую устроить свадьбу -
Искусство Картли с давних лет.
И свет, зажженный счастья ради,
Супругов бережет от бед.

Здесь пожеланья счастья святы.
И рог со свадебным вином –
Что кровь Христа за нас распятым -
Благословляет новый дом.

Друзья сердец тепло приносят
И величают молодых.
Родители однажды спросят,
Благословят навек двоих.

Приняв обет, благословение,
И клятвы верности даря,
Святым становится решенье
И новая встает заря.

Оставим с тайною о свадьбе
Таверну и ее гостей.
И следом за Кето покатим -
Узнать побольше новостей.

Звиада дом, что замок славный.
И Нарикала он под стать.
Сад - рощей, парк устроен ладный,
Два пруда. Есть, где погулять.

Фонтаны в изразцах, дорожки
Цветным усыпаны песком.
Лавр и самшит устроен дружно,
Скрывая изгородью дом.

Беседку плющ обвил влюблено,
А рядом – лоза крышу вьёт.
В беседке, угощеньем полный,
Накрытый стол. Он гостью ждёт.

Вачнадзе в стеганом халате
С застежками в гусарский лад.
Резная трубка дымным счастьем,
И длинная до самых пят.

Колечком дым на небо вьется,
Звиад пригубил коньяку.
Огромный кот влюблено трётся
И косит глазом на икру.

В блаженстве сад весенний дремлет,
Под солнцем Грузии цветет.
И соловей цветенью внемлет.
Звиад уснул. Не дремлет кот.

Вот, чёрной тучей заслоняя
Графин коньячный, сырный ряд,
Победной лапою ныряет
В икорный остров: «Спи, Звиад»

Все, и последнюю икринку
Смахнув с разлапистых усов,
Прилег к хрустальному графину.
Пошли им ангел сладких снов.

«Вачнадзе, князь, - Звиаду снится,-
Сюда, ко мне скорей иди».
В объятия к Кето стремится,
Но дымный морок впереди.

Её он ловит. Смех повсюду:
«Ну, где ж ты князь, я заждалась».
И, вот, удача. Счастье рядом.
Кето целует… «Тьфу ты. Брысь!».


В объятьях счастье, но с когтями
От фамильярности такой
Вдруг зашипело и скачками
В самшит – и скрылось с головой.

«Вачнадзе, где ты, князь наш прыткий?
Тебя никак мне не найти».
«Кето», приветствую». С улыбкой
Звиад спешит к Кето прийти.

«Приветствую тебя царица
Всех свах. Ты лучшая средь них».
«Привет, Звиад! Тебе в петлицу
Звезду несу. Готов, жених?».

«Что, мне для «аннушки» мундир
Теперь прикажешь изготовить?
И пиром новый встретить чин?
Ах, ордена с чем нынче носят?».

«Мундир готовь ты для побед
Во славу Тамрико прекрасной.
Тебе несу её ответ.
Ау! Ты слышишь? Олух страстный».

«И как же в кителе хорош
Я буду и в чину, при звании…
А, что? Ты мне несёшь
От Тамрико в любви признание?».

«Признанье есть, когда бы честь
Была и к подвигам движенье.
И у невесты нашей есть
Тебе, мой пылкий, испытанье.

Идем, присядем, там, в тени,
Где плющ склонился винограду.
Меня с дороги угости.
Обсудим мы твою награду».

И, вот, в беседке за столом
С икрою новой и ликером,
Знакомым нам уже котом
Ведет беседу сваха споро.

«Так, что ж невеста, свет Кето,
Она готова переехать?
Заждался дом мой Тамрико.
Ей столько хлопотать и бегать.

Хозяйство требует руки,
Нет головы большой с мозгами.
А что, готовить пироги
Она умеет, шить, стирает?

В хозяйстве, видишь ли, расчет
И экономия – превыше.
Одна жена теперь займет
Мне места слуг пяти – не меньше».

«Нам, прежде чем теперь делить
Иль журавля или синицу,
Не худо было бы добыть
Такую царственную птицу.

И Тамрико согласие даст
Тому успешному счастливцу,
Кто сможет в состязанье стать,
И тем, руки её добиться.

Так поступают по преданью
В семье её вот сколько лет.
В том – родовое предсказание
И древний памятный завет».

«Что? Состязанье? Мне тягаться?
Да это что и как мне быть?».
«От Романовского сказался
Племянник Тамрико добыть».

«Соперник! Мне! Не тут уж было!
Кто мне в соперники – сопляк!
Вперед, Кето!». «Вот это дело.
Вот это – князь – а не слизняк!».

«А в чем суть будет испытанья?
И что за подвиг мне свершить
Придется, чтоб мое желанье
Сбылось и как мне победить?».

«Все просто, милый князь Вачнадзе.
С соперником с рассветом дня
Вкруг Авлабара состязаться
Ты будешь, оседлав коня».

«Коня?!»…
«Коня, а не верблюда.
И, князь, послушайся меня
Не мула сонного. Коня!».

«Но, вот, а если на пролётке?».
«И не мечтай, мой милый князь.
Ведь ты орел (немного блеклый,
Но дым идет ещё, клубясь).

Теперь же выпьем за победу
В сражении за прекрасный приз!
И за венчальную карету,
Где души розами сплелись!».

«Виват, Кето! Готов я к битве.
Я бодр и, ого – силён!»
«У Нарикала к утру… Выпей
Последнюю и будь готов».

«Все выполню, Кето, как скажешь,
Тебе – хоть звездочку с небес!
И не сравнятся эти цапли
С тобой, мой ангел!», «Или – бес…».

Они теперь спешат к коляске.
Звиад учтив и хитро мил.
Презентик золотой в барсетку
Кето случайно обронил.

И, вот, коляска застучала,
Лошадка - спорый к дому ход.
Над ней - улыбкой Нарикала
Кето привет воздушный шлет.

Сметает день от солнца крошки,
По кромке гор возок катит.
И Мзе-Т’авади осторожно
Снега лучами золотит.

И падает цветком закатным
На расцветающих садах,
Как отражении парадном
Гор в золотящихся снегах.

Пролетки звук стихает шумный,
В вечерних улочках течёт.
Кето с Томазом в час предлунный
Негромкий разговор ведёт.

«Мой дорогой Томаз, послушай,
Что сделать предстоит тебе.
Поутру будь с конём получше
На авлабарской стороне.

Ещё друзей спроси одеться
В наряды схожие твоим.
И на конях вперед явиться
Вкруг Авлабара и таким

Манером скрытно ждать погони.
Лишь только видит, как кунак
С ним поравняется, в погоню
Пусть вступит новый аргамак.

Ох, пропотеет в состязании.
Князь гнать одним да за пятью.
Такой не пожелаю доли,
Тому, кто мчит достать зарю».

«Все сделаю, Кето, как скажешь.
Друзей расставлю на пути.
Ох, и хитро придумать можешь
И вокруг пальца обвести.

С такой погоней не жениться,
А впору только помирать.
Тот, кто сидел в коляске принцем
В седле как сможет проскакать?».

***

Зажглись вершины ранним светом,
Искрятся в отблесках лучей
Снегов папахи, эполеты
Льдов горных в песнях вешних дней.

Поет зурной свободный ветер,
Приветом окна распахнув.
Встречайте день весны, он светел.
Звиад глаза открыл, зевнул.

«А ну, несите мне ликеру
Чустеби теплые мои,
Да кофе и покрепче впору.
А что затихли соловьи?»

«Вачнадзе, князь! Бегом на лошадь!
Я вижу нежишься ещё?».
«Кто там орёт, мой дом не площадь!
Кето? Проспал?». «Ещё не всё».

И вот изящным аргамаком,
Немного свесившись с седла,
Летит Вачнадзе, пыльным мраком
За ним клубится синева.

«Вот так джигит, в его-то годы!
Смотри, Саба, каков огонь!»
«Огонь утих, согреться чтобы
Нужна теперь одна любовь».

«Вот как бы старыми костями
Так не греметь с утра у нас.
Ладо держи кувшины в зале,
Трясет, едва стаканы спас».

«Привет, Кето, что с нашим князем?
Куда его, скажи, несёт?».
«Ладо, привет! Наш князь за счастьем
Спешит. Любовь за ним идёт».

«Мы слышали, он за любовью
Спешит, чтоб в состязании взять.
Смотри, смотри летит стрелою
Томаз, давай его встречать».

«Томаз, мой мальчик, поскорее
В дукан к Ладо сверни сейчас».
«Привет, Кето, к тебе с сыновьей
Любовью я, будь светел час,
Когда я внял твоим советам
И месть игрою заменил.
А, вон, кунак, игрок секретный,
Смотри, Звиад спешит за ним».

«Давай, Звиад, вперёд к победе!».
«Во славу Грузии сынов!».
«Я рог с вином поднял Кахети
В честь славы княжеских годов!».

Звиад, взметнув арапник выше,
Ореховым мешком летит.
В дукане спорят: он с подковой –
Кто раньше в скачке победит.

«Подкова, думаю, прочнее!
Её ковал еще Вартан!»
«Нет. Не Вартан, Серго, вернее.
Вартан тогда был сильно пьян».

«Тогда Вачнадзе будет крепче,
Гвоздей, что делал плут Серго.
Смотри, второй кунак заметен.
Давай сюда скорей к Ладо!».

«Приветствую друзья, Звиаду
Не позавидуешь сейчас.
Кето, так пошутить на славу.
А, вон и князь. Ох, в добрый час!».

«На третий круг пошел, упертый.
Эй, догоняй, ты позади!».
«Ещё немного, душу чёрту
Отдаст. Налей на ход ноги».

Звиад, обняв коня за шею,
В полуголопе, чуть живой.
«Ну, если выдержать сумеет,
Возьму себе. Кето, он твой».

День побежал, Звиад - вприпрыжку.
Вдогонку счастью своему.
На третий круг шатаясь вышли.
«Куда я старый чёрт бегу?

Пусть молодые с молодыми
Гоняются за счастье жить.
Кето, подарок мой отныне,
И как такую не любить?».

***

«Смотри, скрипит вдали телега,
Плетется рядом аргамак».
«Да это же Зураб поехал.
Но что-то здесь совсем не так».

«А из телеги поглядите -
Торчат какие сапоги!».
Резо точал! Такие нити
Он только шьет. Его стежки».

«Да, точно, знатная работа.
И славится на весь Тифлис».
«Зураб, оставь свои заботы
И с нами радость раздели».

«Привет, друзья! Кето, давно ли
С тобой мы виделись? Что здесь?
В телеге, словно пал в могиле,
Вачнадзе князь. Но что за весть?».

«Ладо, налей ему стаканчик.
Зураб, ты видно ангел мой.
Томаз племянник, славный мальчик,
С Тако, красавицей женой!».

«Такой союз! Позволь поздравить,
Кето, тебя и молодых!».
«Друзья, давайте свадьбу славить!
Благословление всех святых!».

Но что в телеге за движенье,
И что в соломе так скрипит?
Вачнадзе слышит рядом пение:
«Уж скоро ангел прилетит.

Святые ангелы, примите
Все, что осталось от души.
А тело, тело соберите
Там где Кура теперь спешит.

Я вижу вас в кругу крылатом
И слышу славные псалмы.
Однако, есть один пузатый.
Саба, неужто это ты?

Еще одна, прекрасна ликом
И статью словно у княжны.
Кето?..». «Звиад, барашек прыткий,
Ты у Ладо, не умер ты».

«Я жив. И ты, царица рядом!
Что мог я большего желать?
Какая стать, как даришь взглядом!
Приди! Дай мне тебя обнять!».

«А что ж Тако?». «Тако! Нет, дудки.
Пусть молодые так дурят.
Довольно мне безумной шутки.
Негоже льву гонять котят!».

«Вставай, вставай. Князь - и в телеге!
Не дело. Ну-ка обопрись.
Солому дай смахну, не время
Стоять на поле. С нами жизнь!».

«Звиад, Кето, к столу идите,
За вас подняли рог с вином.
Теперь друг друга берегите!
Вам счастье, здравицу здесь пьем!».

«Друзья мои, каким невеждой,
Каким глупцом я прежде был.
Какие странные надежды
Лелеял, но я полюбил!

Нет, не в горах высоких серну.
Чем выше – тем темней в глазах.
Был жадности, тщеславью верным,
Но морок спал и я узнал,

Что нет прекраснее на свете
Той, что так мудрости полна.
А в голове давно не ветер
И царственность во всем видна.

Чей гордый стан и мудрость свиты,
Чья прелесть ярче солнца дня.
Чьи речи правдою расшиты –
Она лишь только для меня.

Кето, прошу, царица сердца,
Владелица души моей,
Моей женой быть, чтоб родиться
Я снова смог в любви твоей!».

«Вачнадзе, князь, мою свободу
Решил с собою ты забрать?
Я гордая,.. но, слава Богу,
Тебе не смею отказать.

Отныне будем мы трудится
Над дней спокойствием своих.
Но чтобы счастью совершиться
Должны благословить двоих.

Племянник мой Томаз красавец
И дочь Вхтанга Тамрико
Давно любви кружили танец,
Но счастье не было дано.

Один богатый скопидомец
Решил их счастье погубить».
«Кето, прости, страсть как колодец
Богатым молодою быть.

Но кто с тобой сравниться может!
И юность, не чета тебе.
А счастье наше пусть поможет
Свершиться праведной судьбе.

Теперь же едем мы к Вахтангу
Сватами к юной Тамрико.
И, следуя Вачнадзе рангу,
Отдам я купчую легко!

Еще к тому и капиталу
Добавлю тысяч эдак пять.
Ладо, налей! Мы выпьем славу
На свадьбах наших отгулять!

И пусть звучит по Авлабару,
Нет, по Тифлису свадеб песнь.
И песне вторят Картли горы,
Кура с Арагви славят честь.

И древний страж наш Нарикала
Благословит пусть наши дни,
Жить с честью, верностью и славой!».
«Но, главное – всем жить в любви!».

В дукане у Ладо гуляют
И пьют за счастье молодых.
Таверна светится огнями,
И я жду свадеб дорогих.

***

Упали тени синей стражей
На пики снежные вершин.
И охрой Нарикала крашен
И солнце тает меж седин.

Шумит в вечернем Авлабаре
Жизнь, что всегда полна чудес.
Дуканы, рынки, лавки, бани
Цирюльни, словно горный лес.

Все вестью полниться одною
О свадьбах и веселых днях,
О состязаньях, песнях в волю,
О том, что всё живет любя.

О красоте весенней Картли,
Садах цветущих и полях.
О счастье во дворце и сакле,
Где лишь любовь живет не зря.

О том, как сватали Вачнадзе
Томазу в жены Тамрико.
И как Вахтанг в рачули танце
Кружился с царственной Кето.

Как князь Вачнадзе в удивление
Там саокари танцевал
И в танце выказал уменье –
Вина ничуть не расплескал.

Как молодые в круг входили
Картули секва закружил.
И сколько песен свадьбы дивных
Народ в застолии дарил.

***

Цкалс напоти чамоконда
Алвис хис чамонатани
Дадек напото, миамбе
Сакварлис чамонатани
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
***
Вода щепку принесет
Тополь мне посланье шлёт
Постой щепка не спеши
О любимой расскажи
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Хохотушка ты моя,
Подойди я жду тебя.
Девушка, подай кувшин,
Поцелуй сорву один.
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Как родник твои шаги
По-весеннему легки.
Солнцем светит красота,
Что тебе одной дана.
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Повстречаю тебя – таю.
О тебе одной мечтаю!
Как красавицу увижу
Больше ничего не слышу.
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Поцелуй твой слаще меда.
Взгляд - и над душою звезды.
Говоришь – поет ручей.
Ты одна в судьбе моей!
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Цкалс напоти чамоконда
Алвис хис чамонатани
Дадек напото, миамбе
Сакварлис чамонатани
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво

Гого Гого КисКиса
Ак чамоди цклис пирса
Цкали масви кокита
Гамадзегени коцнита

Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво

Эг ро земод цкаро модис
Наринджис пери гадмодис
Гого метад ламази хар
Паварис сули амодис.

Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво
Ганда гани нинаво

Тилос зедан кеднеби
Чемс Чикорис веднеби
Ламазебс ром давинахав
Эрбо савит давднеби.

***

Гулял народ три дня, три ночи
И свадьбой полнился Тифлис.
Томаз с Тако союзом прочным
Под солнцем Картли поклялись.

Звиад с Кето, как челн богатый,
По волнам счастия плывут.
Их годы радуют наградой
И дни печали их не ждут.

Вахтанг, счастливийший на свете
С Ладо, Саба здоровье пьют.
Иракли и Резо с Зурабом
Квацхутури и лале поют.

***

Ак чамоди чвенсао кари микневс хелсао
Хачапурсац гамогицхоб цариелса керксао
Гориасац кве дагиклав цариелса дзвлебсао
Гвиносац дагалевинеб цариелса мтхлесао
Лерцамиса хесао кори моджда цверсао - ооо.

Рашовда делио-делио дела рашовда
Ршовда чамевиаре есевао рашовда
Рашовда гогоеби идзахиан рашовда
Рашовда нетави сахлши шевао рашовда
Рашовда мама сахлиси галахес рашовда
Рашовда ерти, ори мец момарткес рашовда
Рашовда делио-делио -дела рашовда

Сокол прилети ко мне, твоё место на горе
Там, где ветер тебя ждет, где ель старая растёт
Мы вина тебе нальём, только сух бочонок днём
Поросенком угостим – блюдо чисто – мы грустим
Хачапури поднесём – только крошки донесём.
Сокол прилетел ко мне, смотрит хитро на горе.

Рашовда, делио-делио дела, рашовда
Рашовда, погуляю и вернусь, рашовда
Рашовда, девушки зовут, пойду, рашовда
Рашовда, одну с собою заберу, рашовда
Рашовда, девушку не отпустили, рашовда
Рашовда, и пощечину влепили, рашовда
Рашовда, делио-делио дела, рашовда.

Ты, Томаз, танцуй давай, Тамрико не потеряй.
Ты на свадьбе не грусти, Тамрико не упусти.
Не печалься, не грусти, счастье ты не упусти.
Ты на свадьбе не грусти, Тамрико не упусти.

Тамрико, Томаз хорош, счастье только с ним найдешь
Он - хороший паренек и подарит перстенек
Он - хороший паренек и подарит перстенек.
Наш Томаз тебе под стать с ним ты будешь расцветать

Он - хороший паренек и подарит перстенек.
В танце удаль покажи – все танцуют от души.
Ну, смелее, гани гаста гани гани – танец страстный.
Тамрико, как лебедь в танце, как такой не восхищаться?

Приголубь как чианури, пусть любви играют струны.
На замужних не смотри ни к чему тебе они.
Ты, Томаз, танцуй давай, Тамрико не потеряй.
Ты на свадьбе не грусти, Тамрико не упусти.

Не печалься, не грусти, счастье ты не упусти.
Ты на свадьбе не грусти, Тамрико не упусти.
Тамрико, Томаз хорош, счастье только с ним найдешь
Он - хороший паренек и подарит перстенек
Он - хороший паренек и подарит перстенек.
Наш Томаз тебе под стать с ним ты будешь расцветать
Он - хороший паренек и подарит перстенек.


Таши бичо Гиоргуна ар гаушва ег бовшуна
Таши бичо Гиоргуна ар гаушва ег бовшуна
Таши бичо Гиоргуна ар гаушва ег бовшуна
Таши бичо Гиоргуна ар гаушва ег бовшуна

Доуквирди магасао маг гикидис кабасао
Доуквирди магасао маг гикидис кабасао
Доуквирди магасао маг гикидис кабасао
Доуквирди магасао маг гикидис кабасао

Аба гани гаста гани гани бичо ганио
Гогов шен ки генацвале гавла гамовлашио
Гаусви да гамоусви витом чиануриа
Мезоблис калс хелс ну ахлеб исиц шинауриа

Таши бичо Гиоргуна ар гаушва ег бовшуна
Таши бичо Гиоргуна ар гаушва ег бовшуна
Таши бичо Гиоргуна ар гаушва ег бовшуна
Таши бичо Гиоргуна ар гаушва ег бовшуна

Доуквирди магасао маг гикидис кабасао
Доуквирди магасао маг гикидис кабасао
Доуквирди магасао маг гикидис кабасао
Доуквирди магасао маг гикидис кабасао

***

Течет Кура и Авлабар
Шумит негромкою молвой,
В дукане чайно-винный жар
И разговор идет такой,

Мои друзья, о Тамрико
Красавице, Вахтанга дочь,
Томазе, тётушке Кето
И о Вачнадзе. День иль ночь

Бегут над Нарикала вслед
Луне и солнцу – мир живёт.
В любви и счастье много лет,
Где Сакартвело небосвод.

Прекрасной Грузии весна,
Тебя пою, цвети в красе!
Народ пусть будет твой всегда
Жить в этой сказочной стране!

Цвети земля и пой любовь,
И счастье всех грядущих лет!..
«Кето, как счастлив я с тобой
Дай поцелую…Брысь, вах, нет...».


Вложения:
Krasnyanskij_17741296_1771520363176475_754791138_n_2.jpg
Krasnyanskij_17741296_1771520363176475_754791138_n_2.jpg [ 113.48 Кб | Просмотров: 51 ]
Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru
Алушта.org