Пресса/АВ/16.06.2016/Виноград – от слова «РАДОСТЬ»!
Перейти к: навигация, поиск

Виноград – от слова «РАДОСТЬ»!

Однажды в троллейбусе я услышала разговор мамы с дочкой. Молодая женщина знакомила свою малышку с Крымом. Когда показались виноградники, мама сказала: «А вот и виноград!». «ВиноРАД?» – спросила девочка, сделав акцент на последнем слоге. Тогда я просто улыбнулась, а недавно, проезжая мимо виноградников совхоза-завода «Алушта», почему-то вспомнила этот случай, и подумала, что «устами младенца глаголет истина»…

Кликните для просмотра изображения
Кликните для просмотра изображения

Как только не называли виноградную ягоду за всю историю человечества и вот, случайно родилось новое название. Девчушка обнаружила в этом слове главную составляющую – «радость»! Виноград – ягода РАДости. И это чистейшая правда. Радостно наблюдать, как на виноградной лозе созревают ягоды совершеннейших форм и самых разных цветов! Радостно, когда эти ягоды так вкусно взрываются во рту соком, вызывая чувство ни с чем не сравнимого блаженства. А вино? Кто не наполняется чувством радости при одной только мысли о бокале с «напитком богов»?

По-другому и быть не может. Не случайно, древние обожествляли виноградную лозу и ее солнечные гроздья. Знатоки целебных свойств винограда и напитков из него на протяжении тысячелетий использовали силу «солнечной ягоды» для лечения многих болезней, а вино называли «молоком стариков». А всего сто лет тому назад в Алуште, как, впрочем, и на других курортах Крыма, виноградом и вином лечили! «Виноградный сезон» начинался в августе и продолжался вплоть до конца октября. В Алушту в это время приезжало такое количество отдыхающих, что многие, не найдя возможности хоть где-нибудь поселиться, вынуждены были искать жилья на других курортах. И сегодня такие «Виноградные сезоны» в Алуште возрождены, ведь по-прежнему процветают ее виноградники и по-прежнему талантливы ее виноделы, столь успешно продолжающие славные традиции алуштинского виноделия.

Следы виноградарства и виноделия в Крыму оставлены человеком еще задолго до появления на полуострове греков, но все же именно им мы обязаны появлением на крымской земле новых сортов виноградных лоз и рождением так называемого «крымского вина». Лоза, привезенная греками в Крым и высаженная в крымскую почву, стала давать виноград, по вкусу отличавшийся от винограда, произраставшего на их родине. Эту особенность виноградной лозы – менять вкус виноградной ягоды в зависимости от состава почвы давно заметили виноделы, в том числе и Л.С. Голицын отметивший этот факт в гениально простой фразе: «Виноделие – наука местности».

История алуштинского виноделия – неотъемлемая составляющая истории Алушты. Жители алуштинской долины занимались виноградарством и виноделием на протяжении не одной сотни лет. В Таврике время совместного правления Византии и Хазарии было временем винодельческого бума на земле древнего Алустона. При генуэзцах виноградарство и виноделие по-прежнему остается одним из основных занятий жителей крепости. Найденные во время археологических раскопок каменные гири для виноградодавильных прессов, пифос с остатками красного вина (правда, дошедшего до нас лишь в виде кристаллического осадка), лопата для окапывания виноградной лозы – тому подтверждение.

Последующее распространение мусульманской религии, запрещающей пить вино, привело к сокращению виноделия, но, как и везде в мусульманском мире, этот запрет особым образом сказался на развитии виноградарства. Благодаря этому запрету, появляются новые прекрасные столовые сорта винограда. Вероятно, о таком виноградарстве и сообщает в своем отчете за 1804 год Таврический губернатор. Он пишет, что «От Алушты до Балаклавы, весь берег, обращенный на полдень, производит виноград вкусом приятнее, нежели в долине Судакской», и что вино из него «… не делается, а продают ягодами, вывозя на вьюках в Бахчисарай». Тем не менее, уже в этом году на полуострове изготовили вина до 250 000 ведер, из которого 100 000 ведер было выпито на месте, остальное же вино «вывозят покупщики», сообщает губернатор.

Понадобилось почти сто лет, чтобы крымское вино начали признавать на международном рынке. Почти весь XIX век ушел на работу по возрождению виноградарства и виноделия, пришедшего в упадок после выселения греков, армян и болгар из Крыма по велению Екатерины II в 1778 году, а затем массовой миграции татар в Турцию после присоединения Крыма к России. Но именно в Крыму была создана та своеобразная лаборатория, в которой родилось вино, ставшее впоследствии достойным соперником на мировом рынке вин.

В 1900 году на съезде виноградарей и виноделов Таврической губернии было сказано о том, что совсем недавно о «русском вине и о русском виноделии у всех было очень смутное понятие; русское вино показывалось как курьез и считалось не достойным никакого внимания». Но вскоре, благодаря стараниям Таврического губернатора М.С. Воронцова, много сил отдавшего возрождению виноградарства и виноделия в Крыму, положение дел изменилось. В Крым были выписаны заграничные лозы, была открыта специальная школа виноделия и проведены первые серьезные опыты в области виноградарства и виноделия, и «первое русское вино, обратившее на себя всеобщее внимание, было, несомненно, «вино крымское».

К середине XIX века Алушта – солидный поставщик вина, о чем и свидетельствует первая Памятная Книга Таврической губернии, изданная Таврическим губернским статистическим комитетом в 1867 году. В сведениях об Алуште сообщается, что «…долина эта может считаться одной из богатейших в Крыму, по количеству в ней виноградных лоз и фруктовых садов». Более того, указывается конкретное количество кустов виноградной лозы, произрастающей в долине – 2 миллиона 500 тысяч кустов. Сообщается также, что «вина в Алуште отличаются высокой добротою. Урожай прошлогодний закуплен почти весь Обществом пароходства и торговли», но, к сожалению, значительная часть его тогда была выброшена в море из-за «сильнейшей бури, сделавшейся после нагрузки» (возможно, любители подводного плавания когда-нибудь найдут следы этого груза на дне моря).

Из всего этого ясно одно – алуштинцы, по-прежнему, хорошие виноградари и виноделы. Но кто же заложил основы крупного винодельческого хозяйства, наследником которого является наш совхоз-завод «Алушта»? Многие назовут имена купцов И.Ф. Токмакова и О.Я. Молоткова. Некоторые же скажут, что купцы купили свое предприятие у наследников предыдущего владельца, помещика Петриченко. А вот был ли сам Петриченко организатором винодельческого предприятия? Сегодня мы можем с большой толикой уверенности заявить: «Да. Помещик Петриченко один из тех, чей труд стал основой появления в Алуште одного из крупнейших винодельческих предприятий Крыма».

В Крымском архиве хранится документ первой половины XIX века, сохранивший сведения о том, что в 1835 году младшим землемером, губернским секретарем Чурсиным было «учинено межевание» земель в Алуште, в том числе дачи, «именуемой Романовской», которая «во владении Таганрогского первой гильдии купца Даниила Романова сына Петреченко (в более поздних источниках – Петриченко)». В этом документе говорится о том, что «во время межевания земли внутри окружности межи поселения никакого не состояло» и, следовательно, Петриченко создавал предприятие на пустом месте. Всего земли вокруг дачи было более 21 десятины, что по нашим меркам равняется более чем 30 гектарам. С закладки виноградников на этих землях и началась история алуштинского винодельческого предприятия.

Петриченко «…одновременно с князем Воронцовым положил основание правильной культуры винограда, выписав для своих виноградников лучшие сорта лоз из Франции и пригласив для ведения хозяйства опытных специалистов». Об этом рассказывают нам в небольшой брошюре рекламного характера, изданной в Москве в 1896 году, Токмаков и Молотков, новые владельцы имения «Романовка». Оценивая деятельность своего предшественника, Токмаков и Молотков сообщают, что Петриченко «дело свое задумал широко, повел его умело и энергично».

Видимо свои земельные угодья Петриченко значительно расширил, так как в буклете сообщается, что «тридцать десятин виноградника» давали до 12 тысяч ведер вина. Сообщается и о том, что для хранения такого количества вина Петриченко построил грандиозный по тому времени подвал со сводами, длиной около 70 м., приспособленный для выдержки шампанского, о производстве которого так мечтал основатель имения.

К сожалению, Петриченко умер, «в самом начале» предпринятого им дела, а многочисленные наследники продолжать его дело не хотели. Виноградное хозяйство постепенно приходит в упадок. Вместо шампанского начинают производить столовые вина и продавать виноторговцам. С прежних площадей в 1889 году было собрано всего 4 тысячи 130 ведер вина. Вот в таком состоянии в том же году у наследников приобретают имение известные чайные магнаты Токмаков и Молотков, сумевшие в кратчайшие сроки не только возродить винодельческое хозяйство, но и менее чем за 20 лет сделать его одним из известнейших в Крыму.

Вера РУДНИЦКАЯ


SpyLOG Рейтинг@Mail.ru
Алушта.org