Пресса/АВ/24.05.2012/История одной школьной тетради
Перейти к: навигация, поиск

История одной школьной тетради

1911–1912 учебный год в Тихомировской школе

Несколько месяцев назад мне довелось познакомиться с удивительным документом. Во время монтирования в Алуштинском историко-краеведческом музее выставки «Неизвестная Алушта в крымском контексте», основой которой стала частная коллекция алуштинца П.В. Васильева, мне предложили познакомиться с содержанием невзрачной на вид тоненькой тетради в обложке сиреневого цвета. Самым главным в ней оказалась надпись: «II отделение, 1911/12 уч. год». Тетрадь принадлежала бывшему учителю Тихомировской школы Сергееву Петру Сергеевичу, и этот учебный год был первым годом работы школы.

Заведена была эта тетрадь с целью дать возможность ученикам поделиться своими мыслями и мечтами. На каждой странице рукой Петра Сергеевича записаны фамилия и имя учащегося, а после них на некоторых страницах сделали записи сами ребята. Перелистав тетрадь и увидев много известных мне с детства фамилий, я ощутила желание узнать, как сложились их судьбы, и познакомить современных алуштинцев с мыслями и чаяниями детей, живших и учившихся в нашем городе ровно 100 лет назад.

Желания большинства ребят совпадали – перейти в 3-й класс и получить кулек конфет. Николай Курутин пишет: «Я бы желал букет цветов». Самое большое по объему желание принадлежит Льву Иона. Приведу его полностью: «Я больше всего желаю богатства. Я хочу учиться в гимназии. Я хочу перейти в третье отделение. Я хочу пойти за подснежниками на Кастель-гору. Я хочу пойти за фиалками. Я хочу ловить рыбу с удочкой. Я хочу учиться в школе. Я вчера был на берегу реки». Александра Соколова записала: «Что я хочу? Я хочу, чтобы мне дали букет подснежников». После записи рукой учителя дана краткая характеристика ученице: «Удивительная девчонка! Ни минуты не посидит спокойно. Ничто на нее не действует: ни увещания, ни угрозы, ни наказания». Со знакомства с этой тетрадью и начались мои поиски, интересные, но сложные, ведь прошло так много времени – целый век...

Первый телефонный звонок был адресован Е.В. Кривенко, т.к. в тетради был записан Кривенко Феодосий, как оказалось, ее родной дядя. Выяснилось, что семья Кривенко родом с Полтавщины, их отец Роман приобрел домик в Профессорском уголке (ныне ул. Комсомольская). У Феодосия было три брата: Мартын, Александр и Владимир. К сожалению, никаких фотографий и документов тех лет в семье не сохранилось.

Вторым этапом поисков стало посещение семьи Кабачкиных. Они оказались потомками Петра Кабачкина, 1910 года рождения, брата Семена Кабачкина, оставившего запись в тетради. Потомков самого же Семена в Алуште не оказалось.

В третьем томе Книги Памяти мне удалось найти информацию о судьбах двух человек из тетради Сергеева: Федора (Петровича) Моргунова, 1901 года рождения, который пропал без вести в июле 1944 года, Ивана (Федоровича) Рыбасова, 1902 года рождения, тоже пропавшего без вести в 1944 году и Василия (Николаевича) Фрольцова.

С потомками рода Фрольцовых мне повезло больше всего. В той же Книге Памяти содержится информация о судьбе младшего брата, упомянутого в тетради ученика Тихомировской школы – Николая Николаевича Фрольцова, 1911 года рождения, пропавшего, как и его брат, без вести в июне 1944 года. В Алуште в настоящее время живет много представителей рода Фрольцовых. С помощью моих добрых знакомых мне удалось встретиться и познакомиться со многими из них. Из их рассказов следует, что отец Василия и Николая, Николай Николаевич Фрольцов, до революции работал извозчиком, а их мать, Дарья Наумовна (родом с Тамбовщины), в Алуште работала поварихой на даче генерала Голубова, в которой сегодня находится Центральная городская библиотека. У них было 4 сына и 4 дочери. Сын Леонид был кадровым военным, служил в Одессе и погиб в годы Великой Отечественной войны. Мне довелось учиться в младших классах с Шурочкой Фрольцовой, дочерью Ивана Фрольцова. Его вторая дочь Валентина живет сегодня в Алуште. В Алуште живет и дочь Василия, Зоя Васильевна, 1927 года рождения. В годы оккупации она была угнана в Австрию, перенесла все тяготы подневольного труда. Вернувшись домой, долгие годы работала в винсовхозе «Алушта». У нее большая семья, есть даже 2-х летняя праправнучка. Очень помогла мне в моих поисках ее правнучка Оля. Именно, благодаря ей, была обнаружена редкая фотография с запечатленными на ней выпускниками и преподавателями Тихомировской школы 1914/1915 учебного года. На этой фотографии с книгой в руках Василий Фрольцов. Сохранились и более поздние фотоснимки. На двух довоенных фотографиях улыбаются взрослые и дети, еще не ведая, какое испытание их ждет. На одной – В. Фрольцов в группе строителей в 1939 году, на другой – его дочь Зоя с одноклассниками.

Кликните для просмотра изображения
Кликните для просмотра изображения

Чуть позже мне удалось познакомиться и с Олегом Николаевичем (сыном Николая Николаевича– младшего). Его семейный архив позволил получить много интересных сведений не только о семье Фрольцовых, но и о других алуштинцах, фамилии которых многим известны в связи с событиями Великой Отечественной войны. В сохранившейся трудовой книжке его отца Николая Фрольцова есть запись об увольнении по мобилизации с последнего места работы – санатория «Металлист», и подписью Н.Т. Багликова. На групповых фотографиях сотрудников санатория, сделанных на его территории в 1938 году, кроме Н. Фрольцова, запечатлены его шурин Н.А. Шадурин (был женат на сестре Николая Галине), будущий участник партизанского движения в Крыму. В отличие от судьбы Николая, его судьба была к нему милостива. Он, боец Алуштинского партизанского отряда, участвовал во многих боевых операциях отряда, выжил, и после войны работал плотником на турбазе в Алуште. Еще одна фотография из семейного архива оказалась уникальной. Раньше она мне встречалась только в копиях. На ней на фоне районного дома культуры, в котором когда-то выступал В. Маяковский, запечатлены делегаты I Райконференции профсоюзов и указана точная дата этого события – 21.07.1939 год.

Среди делегатов конференции сам Николай Фрольцов и в скором будущем бойцы Алуштинского партизанского отряда Николай Багликов и Павел Шелковников (погиб в 1942 году в районе Ай-Йори). На этой же фотографии – Василий Курутин (из числа упоминаемых в тетради учеников Тихомировской школы) и известный винодел, впоследствии боец АПО Д. П. Паратуй (умер в лесу в числе многих других партизан от голода в суровую зиму 1941 года). Эту фотографию семья любезно передала в фонды Алуштинского краеведческого музея.

Не менее интересна и другая фотография, подаренная музею коренной алуштинкой С.П. Букреевой. На фотографии, датируемой 1929 годом, запечатлены члены артели Шишмана, которые занимались в тот день раскорчевкой кустарников и деревьев в районе Красного Рая. Эта фотография принадлежала ее отцу, П.К. Букрееву, кроме него на фотографии запечатлены еще и Фрольцовы Николай и Василий, Федотов Федор Никифорович (брат бойца АПО Степана Никифоровича, о результатах поиска родственников которого была публикация в «Алуштинском вестнике» в прошлом году). Эта фотография – довольно редкое свидетельство времен НЭПа в Алуште.

На этом мой поиск пока закончился. Не обо всех, упоминаемых в тетради, удалось найти информацию, но очень хочется, чтобы накануне приближающегося 110-летия со дня присвоения Алуште статуса города алуштинцы вспомнили тех, при ком произошло это событие. А так же вспомнили тот факт, что им, мечтавшим о кульке конфет и подснежниках, пришлось в страшное военное время заплатить жизнью или здоровьем за освобождение своей страны и, в том числе, своей малой Родины – Алушты.

Большая просьба ко всем алуштинцам, которые бережно хранят в своих семейных архивах памятные фотографии или документы – свидетельства прошлого их рода и Алушты, поделиться заключенной в них информацией (позволить сделать хотя бы копии с них). Так все вместе мы восстановим страницы истории нашего города, и наши дети, внуки и правнуки научатся больше ценить жизнь и ее простые радости.

Обратиться можно в Алуштинский историко-краеведческий музей или в редакцию «Алуштинского вестника».

С.Н. ШЕВЦОВА


SpyLOG Рейтинг@Mail.ru
Алушта.org